Абсент: «Муза времен декаданса»


 

Самому «яркому» изобретению французских виноделов приписывают свойства стимулятора творческого начала и силу афродизиака. В конце 90-ых годов XIX столетия популярность абсента в полной мере отражала упаднические мотивы викторианской эпохи, знаменуя зарождение новых вольных взглядов в европейском обществе. В то время на закате эпохи степенности и респектабельности викторианства абсент стал пагубной музой богемных кругов Лондона и Парижа.

Викторианский грандж

История современного  абсента начинается с медицинских опытов доктора Пьера Ординэра – монархиста, которому однажды пришлось бежать от авангарда французской революции в швейцарскую провинцию. Обосновавшись в небольшой деревушке Куве, чудаковатый французский целитель приобрел привычку путешествовать по холмистым окрестностям Валь-Де-Траверз верхом на маленькой корсиканской лошади, шутливо прозванной местными жителями «Ракетой». Как и многие другие сельские врачи того времени Ординэр использовал в своей практике собственноручно изготовленные лечебные средства на основе экстрактов растений. Однажды обнаружив дикорастущую полынь, доктор-десидент без раздумий взял на вооружение природное лекарство, поскольку свойства горького растения, были хорошо известны еще во времена античности. Находка вдохновила Ординэра на новые эксперименты, в ходе которых он смешивал различные ингредиенты трав, вымачивая их в спирте. В состав травяных настоев в ходе его опытов в разных пропорциях входили полынь, анис, иссоп, фенхель, мелисса, вероника, кориандр, ромашка, петрушка и даже шпинат. В итоге в 1792 году талантливый естествоиспытатель создал особый рецепт полынной настойки, завоевавший большую популярность в округе Валь-Де-Траверз. При этом еще до начала удачных экспериментов Ординэра напиток на основе полыни «Bon Extrait d’Absinthe» в Куве изготавливали две молодые дамы – сестры Генрио, культивировавшие «горечную траву» в собственном приусадебном саду. Доктору-эмигранту при этом удалось сделать крепкое питье популярным не только как лекарство, но и как полезный тоник для профилактики целого ряда недугов. Причем настолько популярным, что через несколько десятилетий абсент окружал ореол таинственности и мистики, за что его нарекли «зеленой феей» (La Fee Verte).


Однажды вкус и свойства напитка по достоинству оценил отставной майор Дюбье, обнаружив, что тот способен лечить несварение желудка, улучшает аппетит и исцеляет от простуды. Испытав сильное впечатление, Дюбье купил рецепт абсента у сестер Генрио и взялся за строительство небольшой винодельческой фабрики в Куве. Идея была столь соблазнительной, что у бывшего военного вскоре появились последователи. В 1797 году первый производитель абсента Дюбье выдал свою дочь замуж за Генри-Луи-Перно – будущего основателя славной французской династии виноделов. Новоиспеченный зять Генри Перно после совместных трудов на фабрике Дюбье в 1805 году решил открыть собственный независимый бизнес. Сначала небольшой завод Перно располагался по соседству с предприятием тестя, но вскоре Генри, желая сэкономить на импортной пошлине, перенес производство из Швейцарии во Францию. Новые владения виноделов Maison Pernod Fils расположились на границе двух государств в Понтарлье в области Дуб(Doubs) живописных предгорий Юры(Jura). Производство фирменного напитка под маркой «Перно» постепенно выросло с 16 литров до 408 литров, а затем до 20000 литров в день. К 1896 году предприятие семейства Перно уже насчитывало 25 заводов, которые ежедневно разливали 125000 литров абсента. В это же время виноградники юга Франции поразила неизлечимая чума – порошковая плесень и особый вид тли phyloxera. Для восстановления здоровой виноградной лозы потребовалось несколько десятилетий, поэтому абсент стал распространенной  альтернативой необыкновенно подорожавшему виноградному напитку.

В качестве сырья для абсента виноделы Перно использовали промышленный и виноградный спирты, свежую или высушенную полынь, мелиссу, иссоп аптечный, лимонную ароматическую добавку и другие травы и ароматизаторы. Все высококачественные абсенты Перно изготовлялись путем дистилляции, содержали только естественные красители и виноградный алкоголь. Нередко напиток выдерживался в специальных дубовых бочках в течение полугода и даже нескольких лет. Традиционный для абсента изумрудный оттенок при этом был обусловлен веществом хлорофиллом, которое выцветает под воздействием света. Поэтому абсент стали разливать в темно-зеленые бутылки. В тоже время уже в то время были известны также желтые и коричневые виды абсента.

Многочисленные подражатели Перно применяли искусственные красители, а для производства спирта закупали дешевое зерно или свеклу. Поэтому, желая выделить настоящий абсент среди множества менее качественных сортов, истинные его ценители негласно пользовались определением Suisse – напиток, сделанный из натуральных ингредиентов с содержанием спирта от 65 до 72%.

Несмотря на успехи предприятия и популярность «зеленой феи» в Европе представителям династии Перно было суждено испытать настоящую «полынную горечь» потерь и разочарований. Первой бедой стал неожиданный пожар, случившийся на фабрике в результате удара молнии в 1901 году. Чтобы потушить бушующее пламя, пожиравшее огромные запасы легковоспламеняющегося абсента пожарным пришлось трудиться несколько дней кряду. Больших разрушений от взрывов удалось избежать только благодаря находчивости одного из сотрудников фабрики, который успел выпустить огромные резервуары горючего абсента в реку Дуб.  Берега речки буквально разошлись от тысяч литров крепкого напитка, а характерный запах наполнил воздух на многие мили вокруг. Благодаря страховым выплатам и усилиям блестящего инженера Артура Борэла заводы удалось восстановить, однако уже в 1915 году компанию виноделов ожидало новое потрясение – полный запрет производства абсента во Франции. Многие общественные деятели того времени полагали, что содержащееся в напитке вещество туйон в сочетании с другими компонентами и высоким содержанием спирта способны вызывать зависимость, галлюцинации, повышенную возбудимость и даже особую разновидность параноидальной шизофрении «le cafard».

Примечательно, что необыкновенно популярный на рубеже XIX- XX веков абсент впервые по достоинству оценили французские военные во время колониальных войн 1830-1847 годов в Северной Африке. Солдатов буквально пичкали дозами полынного напитка в целях профилактики и лечения малярии, дизентерии, а также применяли его для дезинфекции питьевой воды. В итоге полынная настойка или как ее называли сами солдаты «гороховый суп» заняла почетное место в армейской жизни, получив широкое распространение от Мадагаскара до Индокитая. Во время правления Наполеона III, длившегося с 1852 года вплоть до начала франко-прусской войны 1870 года респектабельный буржуазный обычай пить абсент стал привычным явлением в Париже и Лондоне. Более того, после подавления революций 1848 года в парижском обществе началась так называемая эпоха потребительства, которая отличалась особенно широким распространением абсента, распущенностью нравов, и одновременно – расцветом поэзии и оперного искусства.


Зеленое время l’heureverte

Так называемый период декаданса конца XIX века в Париже характеризовался засильем разного рода одурманивающих веществ. В ту пору в дамском обществе признаком прогрессивных взглядов считали десерт, состоявший из клубники в эфире, морфин, при употреблении которого модницы использовали позолоченные шприцы и особенно популярный абсент. Абсентомания достигла таких размахов, что время между пятью и семью часами вечера во Франции называли не иначе как l’heureverte (зеленое время). В эти часы на улицах Парижа, от Латинского квартала до Монмартра в воздухе витали пары полынного напитка, а популярные городские заведения Montmartre, Baudelaire, Cafe Royal, Nouvelle Athenes, Cafe Guerbois, Coho и другие кафе и салуны были заполнены потягивающими изумрудную жидкость представителями модернистской богемы. Сами представители творческой интеллигенции, ставшие заложниками пагубной привычки, сравнивали абсент с зельем доктора Джекила и полагали, что полынный напиток является гением для бездарей и убийцей настоящих гениев.

Многие выдающиеся фигуры, которые оставили заметный след в искусстве и литературе в разное время были пленены чарами «зеленой феи». В 1887 году известный абсентист Тулуз-Лотрек нарисовал пастельный портрет Ван Гога со стаканом абсента на переднем плане. Ван Гог питавший те же пристрастия в том же году представил натюрморт «Абсент», где изобразил стакан с полынным напитком в соседстве с графином с водой. Слава заядлых поклонников «огненно-изумрудной» жидкости прочно закрепилась за богемными поэтами-компаньонами Полем Варленом и Артюром Римбо. Культовой фигурой театральных подмостков Парижа в числе пристрастившихся к колдовскому зелью был и Альфред Жари, а также прославившийся изобретательностью и несколько опередивший Эдисона в инновациях Чарльз Кросс.

Испытывая новые горизонты чувственности и вдохновения не обошли вниманием напиток в разные времена Эмиль Золя, Оскар Уальд, Шарль Бодлер, Модильяни, Виктор Гюго, Моппасан, Мане, Пикассо, Аполлинер, Эдгар Дэга, Ремарк, Уильям Тарекей, Эрнест Доусон и Эдгар Алан По. Уже после запрета абсента во Франции о достоинствах напитка особенно живо писал, проживавший некоторое время в Испании, Эрнест Хэмингуэй. Он был не прочь отведать полынного напитка перед посещением корриды и нередко наслаждался напитком во время творческих изысканий. Таинственные следы «зеленой феи» в духе импрессионизма оставил на живописном полотне и в скульптуре «Бокал абсента» Пикассо, прославленный Дега, а Чарльзу Фоли удалось передать дух эйфории абсентового декаданса в собственной театральной постановке «Абсент».

Несмотря на свою богемную принадлежность, к 1860 году абсент постепенно стал исчезать с парижского Монпарнаса, и все чаще становился пристрастием простых рабочих. Стакан изумрудной настойки довольно сомнительного качества в то время обходился всего в два су(10сантимов), дорогие и качественные сорта продавались по цене не менее 2 франков за литр. Во французском медицинском словаре 1865 года при этом было отмечено, что разрушительное действие абсента определяется не только алкоголем, но и особым воздействием полыни, а точнее, содержащемуся в ней терпену  –  веществу, которое также имеется в растениях семейства «хвойных», в камфаре, базилике и розмарине.

Как бы то ни было, производство абсента стремительно набирало обороты. В Швейцарии с 1798 года Дюбье и его наследники производили напиток под маркой «Dubied Père et Fils», в 1883 году в Понтарлье новый завод Артура Вичета начал производство полынной настойки A. Vichet. Сыновья Генри-Луи Перно Луи и Эдуард продолжали распространять продукцию по всему миру, разливая ежедневно 125000 литров «зеленой феи». После 1915 года их фабрики вместе с предприятием Джулии Перно стали единой компанией. На американском континенте производство абсента освоили в южном штате Луизиана, считавшимся французским островком в Америке. Наиболее известными американскими марками  считались «Green Opal» (Зеленый опал), «Herbsaint» (Святая трава) и «Milky Way» (Млечный путь). В 1874 году в Новом Орлеане открылся знаменитый ресторан, названный «Old Absinthe House» (Дом старого абсента).

Одновременно с ростом приверженцев напитка в обществе назревал протест пагубной привычке, значительно подстегиваемый теорией доктора Ламара и экспериментами Валентэна Магнана, которые были убеждены, что абсентизм передается по наследству и оказывает губительное воздействие на нервную систему. В стремлении демонизировать напиток в немалой степени также были заинтересованы производители виноградного вина, которые после возрождения виноградников желали восстановить свои позиции на рынке. В конце 1850 года абсент обвинили во всех тяжких грехах, связывая его свойства с туйоном, предположительно, оказывающим такое же воздействие на нервную систему человека, как и тетрагидроканнабинол – активный компонент марихуаны. В итоге в 1905 году производство абсента было запрещено в Бельгии. В 1908 году его запретили в Швейцарии, в 1910 такой же вердикт вынесли голландцы и германцы. В 1912 году радикальное решение принял сенат США, а в 1915 производство «опасного» напитка было остановлено во Франции. Многочисленным производителям напитка не оставалось ничего другого, как переходить на новые ингредиенты, заменяя полынь нейтральными добавками. Таким образом, потомки Генри Перно еще в 1912 году были вынуждены перенести часть производства абсента в испанскую Таррагону. Некоторые изготовители при этом переключились на аперитивы на основе аниса и трав Прованса.

Возрождение традиций  производства полынной настойки в 1920 году неожиданно началось в нейтральной к абсентомании Чехии, а основным потребителем продукта в первое время стала Англия, где с XVIII столетия лавры популярности удерживал джин, а абсент традиционно считался напитком аристократии.

Ликероводочный завод «Hill’s Liquere», основанный Альбиной Хиллом в 1920 году представлял достаточно широкий ассортимент крепких напитков. Отсутствие законов, ограничивавших крепость напитков, позволило в 40-е годы наладить выпуск абсента под собственной маркой. Однако в 1948 году с приходом к власти коммунистического режима завод национализировали, и изготовление абсента прервалось почти на 50 лет. Продолжить начатое дело сыну Альбины Хилла Радомиру Хиллу удалось лишь в 1990 году. В конце 1998 года при участии сотрудников одного британского журнала, известного музыканта и предпринимателя Джорджа Роули, была основана компания «Зеленая Богемия». Полынный напиток с помощью вновь созданной компании стали активно экспортировать на британский рынок.


Рождение зеленой феи

В древнем Египте полынной настойкой дезинфицировали амфоры перед тем как налить в них вино. Виноградный напиток приобретал особый вкус и уникальный аромат. В Древней Греции и Риме первого столетия нашей эры был известен полынный напиток apsinthium, который изготавливали, вымачивая листья полыни в виноградном вине. Чемпиону в гонках на колесницах полагалось выпивать кубок такого «абсента», чтобы не забывать, что даже слава имеет привкус горечи. Во времена правления Тюдоров в Англии простые рабочие любили посмаковать горячий эль с добавлением сухих листьев полыни, а в XVII веке в Лондонских и Оксфордских пабах подавали особое полынное пиво «purl».

Особые свойства главного ингредиента абсента – выжимки полыни – со времен античности несут в себе некий мистический контекст. Одно из древнейших преданий о «горькой траве» повествует, что обладающее необычайной ядовитой горечью растение произросло из извивающегося следа змея в то время, когда тот покидал рай. На мысль о мистическом влиянии на умы бурной эпохи, на стыке двух веков также наталкивает метафорическая трактовка названия растения из Оксфордского словаря английского языка. Второе значение слова полынь в авторитетном лингвистическом издании описывается как «горести душ», что особенно созвучно с пристрастиями парижской богемы времен декаданса.

Греческое название полыни «artemisia» в описаниях мифических преданий древнеримского писателя Апулея связано с именем богини Артемиды, однажды даровавшей растение кентавру Хирону – личному другу Геракла. Современный французский вариант наименования горькой травы «absinthe» при этом происходит из распространенного греческого слова «apsinthion» –  негодное для питья из-за горечи.

Определенные суждения о целебных свойствах полынного напитка встречаются в древнеегипетском медицинском трактате Эберса XVI столетия до н.э. Естествоиспытатель из долины Нила полагал, что использование полыни полезно, как стимулирующее, тонизирующее, антисептическое и глистогонное средство, а также как средство для снятия жара и менструальных болей. По мнению Пифагора вымоченные в вине листья полыни способны облегчить роды, Гиппократ рекомендовал полынную настойку при болях, ревматизме и анемии, а Гелен верил в ее целебную силу в случае обмороков и общей слабости. По убеждению писателя Плиния полынную настойку apsinthium хорошо употреблять при болезнях желудка и желчного пузыря, средневековый алхимик и врач Парацельс практиковал «полынную терапию» против горячки и малярии.

Еще одно любопытное совпадение из области метафизики горького напитка имело место в истории благодаря изысканиям военного врача, фармаколога и натуралиста Диоскорида. В собственной книге «De Materia Medico» неутомимый исследователь уверял, что полынь – отличное средство для лечения пьянства. По иронии судьбы именно одурманивающее свойство «горечной выжимки» полыни призваны сдерживать количество потребляемого напитка, что в свою очередь компенсируется его высокой крепостью.  В тоже время первые виды полынной настойки представляли собой скорее вино и даже пиво, а вовсе не крепкий напиток, в котором содержание спирта составляет от 60 до 90%.

В 2004 году парламент Швейцарии одобрил легализацию абсента, запрещенного с 1907 года. 24 июля 2004 года суд Амстердама признал недействующим аналогичный голландский закон 1909 года. С началом XXI века абсент продолжают производить в Испании, Франции, Андорре, Италии, России и Швейцарии, однако с учетом ограничений Европейского Союза, согласно которым количество туйона в напитке не должно превышать 10 мг/кг. При этом, как и в эпоху декаданса, питье абсента по-прежнему представляет собой особый мистический ритуал, а его полынную горечь и одурманивающую крепость способны оценить лишь отчаянные декаденты.

автор:Сергей Покровский

Мой блог находят по следующим фразам

 
 
Статья прочитана 1261 раз(a).
 
Еще из этой рубрики:
 
Здесь вы можете написать комментарий к записи "Абсент: «Муза времен декаданса»"

Войти, чтобы написать отзыв.

Архивы
Наши партнеры
Стильные Угги в Киеве
Читать нас
Связаться с нами
Для предложений о размещении авторских материалов на сайте воспользуйтесь формой «+Добавить новость». В случае перепечатки материалов активная ссылка на ресурс обязательна. Всегда рады сотрудничеству!